Все будет хорошо

Автор: Администратор сайта | 09.09.2012

Теперь все будет хорошо

-”Теперь все будет хорошо“- не устаю я говорить своей дочурке, которая все надеется на то, что ее мама вернется.
Я никогда никого не осуждал, ибо для каждого уготовано свое пристанище- как на Земле, так и на Небе. Порой непросто смотреть на испытания трезвыми глазами, но я стараюсь всегда помнить о том, что живу не один, а посему не имею права вставать перед трудностями на колени.
Меня зовут Борис, живу в златоглавой, а годы неумолимо отсчитывают тридцать четвертый год. Живу я не один, а с дочерью Катенькой. Ей уже тринадцать лет, но я очень надеюсь, что “чертова дюжина” никогда не заключит ее в свои цепкие объятия.

Не надо про маму худое твердить,
Она до сих пор тебя любит, родная.
Нам хочется скорби быстрей позабыть,
Тебе тяжело, я по- прежнему знаю.
Давай мы не будем обиду держать,
В душе, что и так уж с лихвой настрадалась.
По жизни приходится резво бежать,
Я рад, что со мною ты рядом осталась.

Борис Валерьевич Легонько.

Я хочу рассказать Вам свою историю из жизни, которая в основном адресована сильной половине человечества. Мне часто приходится слышать, как здоровенный бугай плачется в жилетку хрупкой барышне о том, что ему перешла дорогу черная кошка, не ведая, что она принесла ему не слезы, а счастье. Девушка слушает своего воздыхателя и успокаивает: все будет хорошо, в следующий раз дорогу перебежит серая мышка.
Я рано потерял отца, хорошо понимая, что такое безотцовщина. Моя бедная мать корячилась на двух работах, чтобы поставить меня на ноги, зарабатывая себе букет неизлечимых болезней. Я рано научился самостоятельной жизни, стараясь помогать ей во всем. Как сейчас помню ее слова, произнесенные перед кончиной.
-”У каждого свой путь, сынок, не осуждай, а просто дальше иди. Не таи обиду, а научись отпускать. Тогда и твои грехи будут отпущены”- промолвила мать, навсегда уходя в небесные уровни.
Вот и я простил ту, которая для меня была смыслом жизни.
Я встретил Тамару случайно, когда возвращался с работы, идя через сквер. Видя, что девушке плохо, я решил проявить галантность и напроситься к ней в провожатые. Приглядевшись повнимательнее, я понял, что она изрядно пьяна.
Стройное, как кипарис, тело, голубые бездонные глаза и шелковая прядь волос- это все заставило меня на некоторое время задержать свой изумленный взор.
-”Чего уставился? Мужик меня бросил- сволочь. А ты знаешь, студент, что я его безумно любила, и счас люблю. Да чего я тебе это рассказываю, ты все равно ни хера не понимаэш. Отвянь”- заплетающимся языком пролепетала Тамара.
Я решил не обращать внимания на пьяный бред, аккуратно поддерживая ее за локоть. Она пыталась что- то сказать, но моя цель была проводить ее до дома.
Когда она открыла ключом дверь и зашла в кватиру, я решил деликатно удалиться.
-”Куда пошел- то, студент? А дверь за тобой кто буэт закрывать? Иди уже вовнутря, чайкю хлебни. Чего ты так смотришь? Влюбился? Можешь не отвечать, я знаю”- пробубнила Тамара, веся на мне, как на вешалке.
Я думаю, что мужики меня поймут. Уже от одного прикосновения, я чуть с ума не сошел. В этой пьяной женщине было безупречно все: и фигура, и внешность, и чудовищный шарм. Несмотря на то, что она была “датой”, многое в ее словах было истиной.
Я проковылял в ее хату, задясь за кухонный стол. В раковине лежала грязная посуда, а под столом валялись пустые бутылки.
-”Пить будешь?”- спросила девушка.
-”Нет”- был мой ответ)
-”Правильно, а то привыкнешь”- съязвила Тамара.
Когда чай закипел и чашки были наполнены, она плюхнулась ко мне на колени и предложила выпить на брудершафт. Меня всего колотило от возбуждения, а руки дрожали, как у больного.
Видя мое состояние, Тамара сказала “бедняжка” и принялась целовать меня в еще не обсохшие от “молока” губы. Это был не поцелуй, а блаженство. Она ласкала меня так, что я был готов разорвать ее на куски. Затем она начала меня раздевать, не торопясь и эротично. Когда я увидел ее стройное тело, то испугался, что просто не донесу свою “чебурашку” до ее жаркой “пещерки”. Но она сделала все сама, заняв позу, которую так любит сильная половина человечества. Это был не оргазм, это было нечто большее, которое проникло глубоко в ее тайные недры. Проникло, чтобы зародилась новая жизнь.
Но как оказалось позже, пять минут сладости может принести долгие годы горести.
Я всеми силами пытался “вытянуть” Тамару из замкнутого круга порочной гибели. Когда она была трезва, я мог часами сидеть и слушать ее душевную исповедь, поддерживая не только словами, но и поступками. Когда она узнала, что беременна, я понял, что обязан сохранить жизнь сразу двум любимым женщинам.
Я водил ее к врачам, ездил к бабкам за редкими сборами, молился в церкви, стараясь держаться до конца.
В одно прекрасное время мне показалось, что Тамара одумалась, гладя свой живот нежными руками. Но это было временным явлением. Когда Катя появилась на свет, Тамара начала пить еще больше, видимо сработала дурная генетика и захватила ее волю в свои цепкие лапы.
Однажды придя с работы домой, я увидел лежащее не кровати тело, которое навсегда покинула жизнь. На столе лежала записка, которую я до сих пор без слез читать не могу.
-”Не вини себя, ты сделал все, что смог. Без меня вам будет легче. Я потеряла себя давно, так и не сумев обрести. Я даже молиться толком не умела. Научись это делать за меня. Об одном прошу- дочь не бросай как когда- то покинули меня. Я не нашла себе место в этом мире, зная, что в другом мне будет еще тесней. Прощай, студент, и постарайся стать профессором”- читал я последние строчки, находясь в оцепенении.
А дальше были суды и злобный прищур следака, который все пугал меня Магаданом. Ему, сучонку, поскорее надо было закрыть дело, чтобы “сально” отчитаться перед вышестоящим руководством. Но мир не без добрых людей- экспертиза исключила факты насильственной смерти, обозначив причину, как алкогольную интоксикацию.
А дальше началась суровая жизнь, где я должен, нет, просто обязан был говорить, что все будет хорошо. После оформления всех необходимых документов и бесконечной нервотрепки, Катя стала моей полноправной наследницей и единственной дочерью. Я так крутился, что не сразу заметил, что мои волосы наполовину поседели.
Спасибо Господу и матери, которые помогали и сейчас помогают мне во всем. Я работал, как проклятый, а мама сидела с Катенькой. Постепенно, не замечая того, я стал намного ближе к Богу и церкви. Мне это помогало становиться сильнее и не робтать. Когда дочка немного подросла, то стала спрашивать про маму, но я не сказал ей правду, объясняя ее отсутствие тем, что на небесах тоже можно видеть. Я ни разу в жизни не сказал грубого слова про Тамару, может имеено поэтому Бог меня и бережет.
Всего и не расскажешь, только я верю в то, что теперь все будет хорошо, и дочке стараюсь внушать это же. Иногда я покупаю цветы и иду на погост, где покоится моя любимая женщина, чтобы сообщить ей о том, что я сдержал обещание, превратившись из студента в профессора.

Борис Валерьевич Легонько и Катерина Борисовна Легонько по- прежнему живут втроем в уютной московской квартире.

Это одна из немногих историй, читая которую, я не сдержался…

Историю подготовил я- Эдвин Востряковский

Еще одна интересная история:

Приемный ребенок

Похожие темы

Предыдущие записи из текущего раздела

Понравилась статья? Поделитесь с другом

1 комментарий к статье: “Все будет хорошо”

  • Юлия пишет:

    Статья трогательная. Автору этого рассказа пришлось многое пережить в жизни. Могу сказать навернека, что вашей дочери очень повезло с папой. Вы герой!

Комментарии

*