Вы находитесь здесь: ГлавнаяРеальные истории из жизни людей

Как пережить смерть сына, история матери

Автор: Администратор сайта | 07.01.2016

На мой электронный ящик пришло письмо от скорбящей матери. Сквозь годы, ей удалось пережить смерть сына, и теперь она готова поддержать в этом горе других.

Меня зовут Валентина Романовна. 53 года, из города Москвы.

Наверное, я смогла пережить смерть сына, но как только об этом говорю, начинаю понимать, что это невозможно.

Когда смерть приходит трагически, Вас пронзает ослепительный шок, рыдание и необходимость организации похорон “на сильных таблетках”.

Вы уже переживаете смерть сына, находясь в бездушном, полуживом оцепенении.

Я скажу откровенно, что у меня был единственный сын, и меня изо всех сил поддерживали родственники.

Весь седой и за мгновение постаревший супруг, не отходил ни на шаг.

Подруги вились с нашатырным спиртом, помогая мне пережить потерю молчанием.

Невозможно подобрать слова, да и только немногие люди способны на это.

После похорон сына- 9 дней. Поминки.

Я отрицаю, я не верю, что так произошло. Сейчас откроется дверь, и сын войдет в комнату, и кончится это страшное мучение.

На этом этапе (9 дней) просто невозможно осознать, что сын уже покоится в могиле.

Все напоминает о нем, и Вы переживаете о том, что это горе не переживете.

Как мать, я была прикончена унынием, вошла в глубь своей души, постепенно начиная понимать, что это не кошмарные видения.

После девяти дней, мы остались с мужем вдвоем. Нам звонили, продолжали соболезновать. Часто приходили знакомые, но я всех гнала- это наше личное горе.

На 10-30 день мне хотелось только одного- как можно скорее воссоединиться с любимым сыночком.

Я была уверена, что после его смерти, долго мне не протянуть. И это, как ни странно, придавала мне скупую и безжалостную надежду.

Говорят, что необходимо выкинуть (отнести подальше от глаз) все вещи, которые напоминают о сыне.

Муж так и сделал, оставив на память фотографии.

Утешение не приходило, я потеряла смысл жизни, где- то умом понимая, что обязана разделить этот крест с едва держащим себя в рукам мужем.

Да, я забыла сказать, когда умер наш сын, нам было по 33.

Мы сидели в обнимку и друг друга успокаивали. Жили на деньги родителей. А им было еще тяжелее- ушел навсегда единственный внук.

На 40 день, я почувствовала, что совсем немного “отпустило”.

Наверное, и вправду говорят, что душа улетает на небо, покидая близких и родных.

Я продолжала переживать, но это была уже немного другая стадия горя.

Сына уже не вернешь, и я в это окончательно поверила.

Только после этого, мой организм (ангел-хранитель/психика)- точно не знаю, принялся вытягивать меня “с того света”.

Я похудела, постарела и осунулась. Стала понемногу “клевать”- без аппетита и удовольствия.

Мы с мужем поехали на кладбище, и тут опять мне стало плохо.

Переживание смерти единственного сына мне давалось “скачками”, и лекарем было- беспощадное время.

Оно способно состричь заусенцы с души, каким- то непонятным образом пересечь страдающего с людьми, также пережившими потерю ребенка.

Примерно полгода я ничего не хотела, избегая любого желания.

Когда переживания немного притупились, стала выходить на улицу, отвечая на вопросы однозначным ответом.

Так прошел год. Я устроилась на легкую работу, держа смерть сына глубоко внутри.

Два, три, четыре, двадцать лет…

Смерть сына пережить невозможно. Вы не живете, а просто продолжаете жить.

Из памяти стираются образы, затягиваются душевные раны, но скорбь все равно возвращается- не объявлено и пронзительно.

Вы простите меня, что я заболталась.

Но я не знаю до сих пор как пережить смерть любимого сына.

Мне лишь хотелось поделиться своим горем и поддержать тех, кому сейчас очень тяжело.

Валентина Романовна Киль.

Материал подготовил я- Эдвин Востряковский.

Похожие темы

Предыдущая запись

Следующая запись

Поделитесь страницей в социальных сетях

^Наверх^

Количество отзывов: 87

  • Вита пишет:

    Валентина Романовна, 53 года, я как раз искала того человека, который пережил горе, как переживаю сейчас я – Вита Николаевна, 49 лет.

    После случившегося, мы с мужем остались вдвоем, действительно сиротами.

    Нас оставили все: родственники, знакомые, сотрудники, о друзьях вообще говорить неуместно.

    Все сказали, что они в шоке, не знают, что нам сказать, и ушли в свою спокойную, благополучную, счастливую жизнь заниматься своими делами.

    Наш единственный сын, которому было 27 лет, погиб в аварии, точнее его автомобиль уничтожил МАЗ, из машины МЧС час вырезали, потом час везли в больницу, 8 часов реанимации, и Наш порядочный, правильный, честный, ответственный ребенок, ушел..

    Месяц даже не было слез, непонимание, не восприятие…

    Мы, всегда такие самостоятельные, вдруг почувствовали потребность в людях, а их рядом не оказалось…

    Стала искать вокруг себе подобных, тех, кто уже это пережил…

    Можно говорить только с теми, кто поймет, какое это горе!

    Просыпаешься утром и кажется, что это тебе приснилось, а потом понимаешь, что реальность никуда не делась.

    Задаешь вопросы: ПОЧЕМУ, ЗА ЧТО, КАК ТЕПЕРЬ ЖИТЬ?

    Не будет детей, не будет внуков – это противоестественно человеческой жизни!

    Все чаще захлестывает боль, и чаще умываешься слезами…

    Все было ради него, сына, а психиатр сказал, что надо жить своей жизнью. А в церкви – любить только Бога…

    Забирают самых лучших: сын погиб на Троицу…

  • Фатиния пишет:

    Я пережила уход единственного сына.

    И советы мне дали такие же. Стараюсь проживать свою жизнь, только это не жизнь, а пародия на нее.

    В церковь больше не хожу, так как, по-моему, там правит бал “материальная выгода”.

    Скоро будет 3 года.

    Никто Вам не даст совета.

    Вы остались с мужем, значит есть о ком заботиться.

    Я осталась совсем одна.

    Пока Вы живете, живет память о сыне.

    Придет час, и Вы уйдете к сыну, не знаю, что это будет – встреча на Небесах или вообще ничего, но то, что Вы ляжете прахом с сыном- это уж точно.

    А боль- она не уйдет, только станет не такой острой.

  • Марина пишет:

    Как я вас всех понимаю. 10 июня 2016 года у меня погиб единственный любимый сын.

    Ему было всего 19 лет. И хотя мне все твердят, что ты сильная и надо жить дальше, нет у меня сил жить.

    Я хочу к своему любимому сыночку, и никакие слова тут не помогут.

    Я тоже перестала ходить в церковь, и думаю только о встрече с сынулей.

    Жизнь теперь как за стеклом.

    Я смотрю вокруг и не понимаю что я здесь делаю.

    Зачем мне здесь находиться?

    Не помогает ни работа, ни друзья, ни родные.

    Как будто захлопнулась дверь, за которой смех, радость, счастье и удовольствие от мелких радостей жизни.

  • Марина пишет:

    Жизнь закончилась. Остались только осколки.

  • Вера пишет:

    Погиб мой сын.

    Ему было 24 года.

    Все эти годы я жила с ним, для него.

    Я не умею жить без него.

    Не хочу.

  • Марина пишет:

    Да, оказывается я ни одна такая, мне 28 лет.

    18 июля умер мой единственный ребенок, мое сердечко, мой сынок!

    Я тоже медленно схожу с ума!

  • Администратор сайта пишет:

    Марина комментирует:

    Я тоже медленно схожу с ума!

    Умоляю Вас, держитесь.

    Хоть и произношу пустые слова.

    Все те, кто на этой странице изъявили желание поделиться бедой, примите мои самые искренние соболезнования.

    За все грехи, простите меня.

  • Таня пишет:

    Здравствуйте!

    26 февраля 2016 года умер мой единственный, любимый сыночек.

    Ему было всего 25 лет.

    Господи! Как больно и тяжело!

    Никто не утешит – ни друзья, ни родные.

    Всех очень понимаю, кто здесь написал.

    Пережить это невозможно, никакое время не лечит.

    Нет больше смысла.

    Вещи и портрет нет смысла убирать, ребенок постоянно в душе и в сердце.

  • Юлия пишет:

    Марина комментирует:

    Как я вас всех понимаю. 10 июня 2016 года у меня погиб единственный любимый сын.

    Здравствуйте.

    Читаю ваше письмо и захлебываюсь слезами.

    В августе убили моего единственного сыночка Максима, и вся жизнь потеряла смысл!

    Хочется знать только одно- встретимся ли мы там? И больше ничего!

    Так больно- словами не описать…

  • Арина пишет:

    Добрый вечер.

    Я из тех матерей, которые потеряли своих детей.

    Мой сын, ему было 18 лет, разбился 2 мая, не по своей вине, его лишили жизни.

    А его сердечко остановилось 4 мая 2016 года.

    Я до сих пор не могу найти силы начать жить дальше, хоть у меня ещё есть доченька, которой только исполнилось 7 лет.

    Но так как я практически всю жизнь воспитывала их одна, для меня мой сын был всё в этой жизни.

    И с потерей его, я потеряла смысл.

    Не могу понять, зачем Боженька забирает детей, у которых столько мечт было и желаний жить!?

    Скоро будет 6 месяцев, а я каждый день плачу и не нахожу ответа: ПОЧЕМУ!?

    Всем нам сил и терпения.

  • Юлия пишет:

    Почему что- то постоянно стучит в мозгу?

    Ведь так быть не должно! Это дети должны хоронить родителей! Как несправедливо!

    Не осталось никого и ничего- только я и моя боль!

    От каждого звука вздрагиваю, бегу к дверям, открывать сыну, но тут приходит осознание реальности, и хочется кричать, слезы катятся градом, и дальше снова боль- такая резкая и жгучая, а дальше- пустота.

    Боже, как же так? За что?

    И так день за днем, и нет этой боли конца!

  • Администратор сайта пишет:

    Арина комментирует:

    Зачем Боженька забирает детей?…

    Крепитесь, поддерживайте тех, кто тонет в этом горе.

    Очень прошу Вас, живите, и простите меня за то, что прикоснулся к Вашей беде своими нескладными строчками.

    Мое обращение к Богу:

    https://goldlass.ru/krasivye-stixi/bogu.html

  • Марина пишет:

    Юлия комментирует:

    Марина комментирует:
    Хочется знать только одно- встретимся ли мы там? И больше ничего!

    Вы знаете я тоже убивалась, что больше никогда не услышу его голос и шутки, не порадуюсь победам.

    Господь забирает лучших, а я всегда знала что смерть это не конец…

    Ко мне стал сын приходить в снах.

    Сначала в виде своего человеческого образа, только состоящего из дыма или тумана, потом пришел в сопровождении кого-то, похожего на монаха с косой, поцеловал меня, как будто прощался, и ушел в светлое пятно- в темном царстве.

    Я потом много плакала и просила Бога не стирать его душу, спасти ее, и что в каком бы облике он ни был, и в каком бы из миров не оказался, я буду всегда любить его и ждать встречи с ним.

    А сегодня он снова пришел ко мне в сон- в виде теплого, доброго, зеленого шара.

    Я сначала не поняла что это ОН, но к концу сна почувствовала душой, сердцем (не могу объяснить словами), и узнала ЕГО, и на душе просветлело, и появилась радость от того, что ОН ЖИВ.

    Я очень люблю его и в этом облике.

    Да, мне все равно как бы он ни выглядел, наша ЛЮБОВЬ ВЕЧНА!

    Хочу всех поддержать.

    Попробуйте с ними общаться с помощью медитации и внутренней концентрации.

    У меня получилось, и мне стало легче.

    Главное, что они ЖИВЫ, просто ОНИ другие.

    Мне так Сын сам сказал, когда приходил в сон. Я ему: “Сынок, ты же умер!?”, а он мне: “Нет, мама, Я ЖИВОЙ, просто я- “ДРУГОЙ”.

  • Марина пишет:

    Я отношусь к смерти как к длительному путешествию, в которое уехал мой сын, и в которое я тоже, когда придет мое время, отправлюсь, и мы с ним там обязательно встретимся.

  • Евгения пишет:

    И мне тошно!

    Скоро год, как похоронила сына.

    Приступ эпилепсии – удар – перелом основания черепа, 7 часов операция и трое суток комы.

    Я знала уже, что он не выживет. Сама сказала: “На всё Воля Твоя, Господи!”

    С младенчества был страх, что он умрёт, и я хоронила его во сне десятки раз.

    Все говорили: “Будет долго жить”. А он прожил 38 лет.

    На руках меня носил, жалел всегда.

    Одна мечта: обнять его, и услышать обычные слова: “Не переживай, мамочка!”.

    Что со мной теперь может случится? Захлёбываюсь слезами.

    Знаю, что ему там хорошо, и я его обязательно увижу.

    Слава Богу ЗА ВСЁ!

  • Татьяна пишет:

    8 апреля 2015 года умер сынуля единственный, ему было 28 лет.

    От нас отвернулись все.

    Спасибо друзьям сына, они нас поддерживали как могли.

    Как выжила, с ума не сошла- не знаю.

    Эта боль, тоска, слезы- они никогда не закончатся.

    Все рухнуло.

    Только одно желание- увидеть своего сынулю, просто обнять.

  • Наташа пишет:

    Марина комментирует:

    Как я вас всех понимаю. 10 июня 2016 года у меня погиб единственный любимый сын…

    Марина…и мой сын погиб 17 июня, ему было 18. Существую. Осталась одна. Спасаюсь молитвой.

    Верю, что жив, но в другом измерении.

    Но какой же это “адский ад” остаться здесь без него…

  • Елена пишет:

    Моему горю уже 5 лет.

    В октябре 2011 не стало моего сыночка, 22 года.

    И я вам хочу сказать, что боль эта никогда не утихнет, и даже наоборот, со временем она только усиливается.

    С мыслями о нем я засыпаю, просыпаюсь, и весь день я думаю только об одном.

    Бывают моменты, когда я могу отвлечься на час- другой, а потом как током ударяет.

    К психологу ходила, не помогло!

    С подругами с тех пор не общаюсь, так как ходили слухи, что я с ума сошла, и меня срочно надо в психбольницу (они так решили потому, что я постоянно плакала).

    Муж начал выпивать, и теперь от счастливой семьи (в прошлом) ничего не осталось.

    Я поняла какой жестокий и несправедливый мир, потому что сына убили пьяные негодяи.

    Вместе с душевной болью во мне поселилась злоба и ненависть. Я их не показываю, но они есть.

    А еще чувство вины за то, что не уберегла сына.

    Он чувствовал, что его скоро не станет, и каждый день говорил мне об этом.

    Мне страшно было слушать такое, и я его ругала.

    Теперь я понимаю, что этими разговорами он помощи просил.

    Я не помогла!

    Сердце разрывается от боли.

    Напоследок хочется сказать: “Люди, любите и берегите друг друга, особенно родители детей. Нет страшнее горя, чем потеря ребенка, после чего жизнь делится на до и после”.

    После- это уже не жизнь, а страдания.

  • Ольга пишет:

    Вита комментирует:

    Валентина Романовна, 53 года, я как раз искала того человека, который пережил горе, как переживаю сейчас я – Вита Николаевна, 49 лет.

    Добрый день.

    Я читаю ваши строки и вижу там свое аналогичное горе.

    У меня также как у вас погиб единственный сын 21 год на производстве.

    Мы с мужем вот уже 8 месяцев как существуем.

    Мне хочется найти человека и общаться, взаимно помогая выживать, придавая волю и терпение.

    Если вы не против, мы могли бы общаться.

    До свидания.

  • Татьяна пишет:

    Девочки!

    Ваша любовь и гордость за своего ребенка, его любовь к вам, семье- это огромное счастье.

    Будет больно и тяжело, но постарайтесь не расстраивать своих детей.

    Пишите, помогайте другим, не закрывайте свою душу.

    Нам это выпало, ничего изменить было нельзя- такой срок.

    Я одна из вас.

    5 лет назад погиб мой сынок. Ему было 23 года.

    Они должны гордиться нами.

    Поднимайтесь и говорите спасибо им, что они есть у нас.

    Дети видят вас, живите и удивляйте их.

    Мы же сильные!

  • Надежда пишет:

    23 октября ушел мой мальчик 32 года.

    Работал дальнобойщиком, заехал на сутки домой и умер.

    Меня не было дома.

    Может его можно было спасти: сказали кровоизлияние в мозг и остановка сердца.

    Не могу жить без него.

    Почему так случилось?

    Он такой крепкий был, все органы здоровые.

    Ну как он мог умереть?!

  • Ирина пишет:

    26.09.2016 года перестало биться сердце моего сына Артёма, но самое ужасное, что мы узнали об этом спустя 11 дней – а он всё это время лежал в морге, никому не нужный…ему было 28.

    Никому из работников больницы- пока он был живой и сотрудникам морга, когда сын уже был мёртвый, даже не пришло в голову найти его родных – при нём был паспорт.

    Его избили, жестоко, по голове… по пути на работу на вахту.

    С его телефона заходили в социальные сети, мы думали что он на работе.

    А он лежал на холодной железной полке в морге…

    Я не знаю зачем жить, ради чего – он у меня единственный ребёнок, всё было ради него, его будущей семьи, внуков…

    Какие- то мрази- наркоманы лишили меня всего.

    Отчаяние, злость на людей, боль – вот какие чувства остались.

    Что мне делать?

  • Елена пишет:

    Господи!

    Как я вас понимаю.

    У меня сын умер 18 июня 2016 года.

    Я не живу, а существую.

    Потому что не верю что его больше нет.

    Вот откроется дверь- и мой сын войдет.

    Я ОСТАЛАСЬ ОДНА.

    Все думаю: когда же я к нему приду?

    Очень тяжко жить…

  • Анна пишет:

    И мой дорогой, любимый сыночек погиб- несчастный случай. 21 год. 25 июня 2016 года.

    Обнимала его, лежащего в луже крови- уже бездыханного и даже это было утешением- приласкать его, поддержать.

    Он сам не ждал такого. Не собирался умирать. Очень близкими мы с ним были. Гордилась им.

    Всегда верила, что нет смерти у Господа. А сейчас вообще ничего не чувствую и не понимаю…

    И конечно, никому дела нет до нашей жизни, люди не могут даже представить себе такого ужаса, что переживаем мы, и инстинктивно отдаляются.

    Это наше личное материнское горе, наш тяжелейший крест.

    Возможно мы станем чище, добрее.

    Ведь ничто не утешит кроме надежды на встречу ТАМ…

    Только как жить дальше без него?

  • Елена пишет:

    А правду говорят, что когда плачешь часто, то его там заливаешь своими слезами?

    Я рыдаю каждый день. Ночами плохо сплю.

    Все думаю, как он там один?

    Ведь моему сыну было всего 19 лет. Такой молодой и красивый.

    А у меня даже теперь не будет никогда внуков, похожих на него.

    И мне так одиноко. Не с кем поговорить об этом.

    Только фотографии остались.

    А так хочется обнять и поцеловать родное дитя.

    Где найти утешение?

  • Ирина 58 лет пишет:

    Мамочки, дорогие, читая Ваши горькие, безумно горькие истории, не могу остановить слез.

    Каждое Ваше воздыхание, каждая фраза отзывается в сердце.

    Только потеряв единственного сыночка, единственную надежду, можно понять весь ужас, весь кошмар, творящийся в душе осиротевшей матери.

    У меня 28 мая 2015 года умер способный, умный, любимый, образованный, состоявшийся в жизни замечательный сын. Моя гордость, моя жизнь, мое дыхание. Теперь его нет.

    Еще 4 апреля он приезжал к нам в гости- красивый, сильный, замечательно сложенный, энергичный человек.

    А 12 апреля на праздник Пасхи у него заболела спина, 13-го числа его госпитализировали в Боткинскую больницу с очень плохими показателями крови: низкий гемоглобин и тромбоциты.

    Взяли пункцию спинного мозга, сделали МРТ и поставили диагноз: рак желудка 4 стадии с метастазами в спинном мозге, косточках, лимфоузлах…

    И через полтора месяца моего ребенка не стало, с каждым часом мой мальчик становился все слабее и слабее, проклятая болезнь просто высосала из него все силы, и он умер у меня на руках.

    Вопросы за что, почему, как и зачем теперь жить, сверлят мозг с утра до вечера и с ночи до утра. Пропал смысл жизни.

    Такая тоска, такая чернота вокруг, и не за что зацепиться.

    Похоронили моего сыночка на Троицу.

    В семи монастырях и в очень многих Храмах читали Сорокоусты о его здравии. Молились, просили, надеялись…

    Прошел год и семь с половиной месяцев, как нет моего мальчика.

    Слезы не иссякают, боль не утихает. Мы с мужем одни. Все отошли от нас. Как бы боятся заразится горем. Мы изгои.

    Хожу в Храм по субботам, и там только плачу.

    Мой ребенок так хотел жить. Он много помогал людям. За что его так!?

    Нет ответа…

    Забирают самых лучших, самых светлых. НО ПОЧЕМУ???

    НЕТ сил жить в этом страшном зазеркалье.

  • Ольга пишет:

    Дорогие мамочки, читаю и чувствую вашу боль каждой клеточкой, душа, как оголённый нерв.

    Нет ничего больнее, чем потерять любимого ребёнка.

    Говорят, что время лечит. НЕПРАВДА, идёт время, а внутри всё кровоточит и болит, и главное, что ничего невозможно изменить, а от этого ещё больнее.

    Вчера было полтора года со смерти моего сына Кирилла, а всё будто только что произошло, и приходя к могилке, я не понимаю что сын “там”, и жду-жду его.

    Кирилл здоровым и крепким уехал на машине в свой выходной из дома, и уже больше ко мне не вернулся.

    Его не стало через две недели после своего тридцатипятилетия.

    Я искала его 9 суток, расклеивали листовки, подавали объявление на местное телевидение, обзванивали все инстанции по области.

    А Кирюша всё это время лежал в морге соседней области, и нам никто не сообщил, а ведь найден он был в своей машине и со всеми документами.

    Хоронили его только на тринадцатый день, и всё это из-за халатности полиции.

    А как было страшно увидеть любимого сына на опознании в морге: он лежал такой холодный и беспомощный, зашитый этими ужасными нитками.

    Разве такое забудется, разве такое вылечит время?

    Дорогие мамочки, я желаю вам только сил вынести горе, которое упало нам на плечи.

    Царствие Небесное нашим детям.

    Валентина Романовна, я с Вами согласна, ведь сама до сих пор не знаю как пережить смерть любимого сына.

  • Надежда пишет:

    Когда хоронят маленького ребенка, это одно, а когда нас покидает 20-30 летний…

    От этого можно действительно тронуться умом.

    Как будто вовсе и не жил…

    Ничего не осталось…только памятник и память…

  • Надежда пишет:

    Я всё время думаю, почему в Библии не пишут, как жить матери?

    Мария как жила, после распятия сына Иисуса? Она ведь нашла в себе силы.

    А я в полном отчаянии.

  • Людмила пишет:

    Как мне знакомо это ГОРЕ, дорогие мамочки.

    И слов утешения не существует!

    Жить без ЛЮБИМОГО ребёнка невыносимо больно.

    И порой кажется, что я сошла с ума.

    Моему сынули было 29 лет.

    10 мая 2014 года его сбил грузовой поезд.

    Прошло 2 года и 10 месяцев, а рана становится всё глубже.

    Два года не ходила, а бегала на кладбище и на место гибели в надежде его увидеть.

    И только недавно стала понимать, что на самом деле случилось- и жить не хочется.

    Мир без него стал другим…солнце светит не так…и сама как в другом измерении.

    Только слёзы, слёзы…

    СМЫСЛ ЖИЗНИ ПОТЕРЯН.

    Перед глазами только его изуродованное тело и пустота…

    А был мой ДИМУЛЯ умным, ласковым, любил лыжный спорт с детства. В общем, состоявшимся человеком.

    Только бы жить да радоваться, но…

  • Татьяна пишет:

    Попробуйте сложить своего грудного ребенка и взрослого- сложите его в свои закрытые ладоши, может будет чуть легче.

    Мне помогло.

    Разговаривайте с ними, спрашивайте совета, радуйте их своим настроением.

    Они рядом и видят нас!

    Это просто жизнь, мои дорогие мамочки и папы.

    Мой сын погиб в 23 года…

  • Таня пишет:

    Как и кто допускает, что путевый, здоровый, спортивный, с высшим образованием парень, любивший жизнь и людей, внезапно умер на работе?

    За что матери такой крест?

    За то, что вырастила хорошего человека?

    Ему было всего лишь 25 лет, через 11 дней намечалась свадьба.

    Невеста плачет каждый день.

    Как теперь жить и зачем?

  • Таня пишет:

    Прочитала комментарии женщин-матерей, а у самой душа разрывается на части.

    Мой мальчик умер 28 февраля 2017 года.

    Почему Бог не дал ему шанса, забрал, как будто цветок сорвал?

    Ничего не предвещало страшного горя.

  • Любовь пишет:

    Люди!

    Как жить?

    Умер сын 34 года, кардиомиопатия.

    Ни на что не жаловался, откуда это, почему?

    Напишите, может у кого-то было такое горе?

    Умираю!!!

  • Нина пишет:

    Моего сына не стало 2.5 года назад.

    Был инсульт, хорошо восстановился, потом умер муж, началось ухудшение, а затем кровоизлияние в мозг, и все…

    Я за 10 месяцев потеряла самых любимых мужчин.

    Не могу до сих пор прийти в себя: неправда – время не лечит.

    Особенно тяжело в праздники, и в семейные даты.

    Мы были очень счастливой семьей: любящий внимательный сын, умный и красивый.

    Факторов риска инсульта не было, разве что темп жизни, но у кого он сейчас спокойный.

    Плачу каждый день, меньше общаюсь с подругами, считаю, что они не могут понять меня.

    Мы вместе растили детей, и их проблемы мне кажутся такими пустяковыми.

    Не понимаю что значит ОТПУСТИТЬ?

    Это забыть и не вспоминать?

    У меня есть замечательная дочь и прекрасная внучка, боюсь за них постоянно!

    Но даже их любовь и забота не помогают успокоиться!

    Местечко в сердце, которое занимал и занимает сын, никто и ничто занять не сможет!

    Постоянно мысли ЗА ЧТО и ПОЧЕМУ!

    По утрам истерики с рыданиями, потом таблетки.

    Стараюсь дочери все не рассказывать, она очень волнуется за меня.

    Мысли всякие приходят в голову, очень больно жить и только думы о ней меня и останавливают.

    Но очень больно!

    Постоянно думаю, что не все сделала, не все сказала ему о том как я его люблю, хотя он это всегда знал.

    Чувство вины, что его нет, а я живу, постоянно сжимает сердце…

  • Лариса пишет:

    Восемь месяцев назад, после тяжелой болезни – опухоль головного мозга – умер мой сын. Ему было 36 лет.

    Сначала кроме безотчетного ужаса я ничего не испытывала и не понимала.

    Потом начали сквозь сознание пробиваться мысли: что назад ничего уже нельзя вернуть, что ничего нельзя изменить, что он уже никогда не будет жить.

    И стало еще хуже от этой безнадеги.

    Я живу – ем, работаю, совершаю какие – то действия, как робот, но до сознания ничего не доходит.

    Как человека меня просто нет – это не я.

    Не могу ни о чем думать – кроме: все ли я сделала чтобы вылечить его?

    Беспомощность перед этой болезнью просто окончательно лишает меня сил.

    Мы очень доверяли друг другу, и до последнего я старалась верить сама и вселять в него надежду, что мы справимся с ней.

    Но… жизнь…

    Я знаю ему было страшно потому, что он пытался выяснить: если ли что-то там за гранью бытия?

    Как он теперь там?

    Что можно сделать чтобы ему было хорошо там, если нельзя его вернуть?

  • Ирина пишет:

    Спасибо, Татьяна.

    Мне стало немного легче от ваших слов.

    У меня совсем недавно умер сын, 22 года.

    Ещё и 40 дней нет.

    Мне кажется, я схожу с ума.

    Я очень чувствую его – в день его смерти вдруг ощутила сильную радость, мальчишескую такую, и облегчение, как будто груз огромный он с плеч сбросил, недолго, минуту-две чувствовала, 3 дня он был ещё такой, как прежде, радовался, когда я в медитации думала о нём, и наши души встречались.

    9 дней – уже другой, – он много всего переосмыслил, потом через 3 недели душа его пришла ко мне во сне, уже без личности – просто светящийся контур человека, даже без пола уже.

    Знаю, что на 40 день душа уходит уже насовсем в другие миры, наверно, перестану уже его так чувствовать.

    Вчера посмотрела фильм “Наш очаг”, полегчало на какое-то время.

    Я занимаюсь духовными практиками, чувствую очень людей, и сына моего очень чувствую.

    Знаю, что смерти нет, есть только гибель тела, что душа вечна, но ум всё равно отказывается это понять.

    Девочки, милые, как вы это выдержали, без знаний, без техник, без умения себя восстановить и привести в порядок?

    Крепитесь, не закрывайтесь, не озлобляйтесь, найдите в себе силы для любви и сострадания к людям, помогайте и любите своих близких и не только, – это и будет ваше спасение.

    Во мне, как будто что-то открылось, сострадание очень сильное, неравнодушие.

    То, что раньше вообще не трогало, сейчас вызывает кучу разных переживаний.

    Ничего просто так не бывает, во всём есть великий замысел Божий, на всё его воля.

    Многие вещи мы не можем понять на нашей ступени развития.

    Нужно просто принять, как есть.

    Найти в себе веру, любовь, благодарность и смирение перед Его волей.

    Верить, что всё происходит из любви к нам и нашим детям.

    Сегодня была в церкви – дева Мария тоже через это прошла – смерть сына.

    Никто от этого не застрахован, это, наоборот, удел сильных.

    Важно, как ты будешь жить дальше, куда развернёшь свою боль – на себя, или в веру и милосердие.

  • Амина пишет:

    Сын с семьей 8 июня приехал из Баймака в Сибай.

    9-го, после обеда, ему стало плохо, звонила в скорую.

    Там спросили про его данные, и когда я сказала, что полис остался дома в Баймаке, ответили, что пусть обращается по месту жительства.

    Вечером состояние ухудшилось, поднялось давление и одышка.

    Опять звонила в скорую, приехал фельдшер, я ему сказала, что он перенес инфаркт на ногах, болел пневмонией, он замерил его давление, сделав укол от давления, велел завтра идти на прием, почему-то к хирургу и, ссылаясь на отсутствие полиса, оставил его дома.

    После этого сын уснул.

    Но рано утром ему стало совсем плохо, сильная одышка.

    Опять звонила в скорую, бригада приехала через 25 минут.

    Но было уже поздно, он умер у меня на руках.

    Ему было всего 44 года.

    Сам медик.

    Всю жизнь работал массажистом, поднял на ноги тяжелобольных, был добрым и отзывчивым человеком.

    Построил двухэтажный дом, все в нем делал своими руками.

    Сегодня была в больнице города Баймак.

    И там я узнала, что 6 марта он делал флюорографию, где у него обнаружили двухстороннюю пневмонию.

    Лечащий врач (фамилия скрыта администрацией) назначила только амбулаторное лечение.

    Он ходил к ней на прием и в марте, и в апреле, и в мае.

    Похудел на 21 кг: весил 83, стал 62.

    26 мая вызывали доктора на дом, ему стало плохо, но она опять назначила только лекарства, и ушла.

    Сегодня я встретилась с ней, и она стала доказывать, что он вылечился.

    И это говорит врач, почти с 40 летним стажем, которая возглавляла долгие годы ВТЭК.

    Почему тогда он умер от пневмонии?

    Скоро будет три месяца как скончался мой сын, но ни на минуту я не могу его забыть, все перед глазами.

    Почему люди, которые должны заботиться о здоровье людей, такие черствые, невнимательные и бездушные?

  • Елена пишет:

    Доброго времени суток, нет сил больше держать в себе эту невыносимую боль, не могу осознать, мозг отказывается верить, что это произошло, самое страшное горе перешагнуло порог нашей веселой и дружной семьи: за что, и почему так рано?!

    Не покидает этот вопрос, как я перед тобой виновата, мальчик мой, сынок.

    Прости, что не оказалось меня рядом, прости, что сразу не услышала тебя, прости что занята порой была, сто тысяч раз прости.

    Мне 41 год, и у меня единственный сын, ему было 19 лет, умный, очень красивый, но были проблемы со здоровьем.

    Они наблюдались еще в институте, а так- все было стабильно: рос, жил учился, поступил в медицинский.

    Но появилось еще одно заболевание. Сахарный диабет.

    Никак не могли его приглушить, постоянные скачки, но это ведь не повод для смерти!

    В июле 17 года поехал в краснодарский край к бабушке, подтягивалась вся родня: мои братья, жены, дети.

    Мы планировали приехать чуть позже- к концу августа- к началу сентября, а сынок ждать не стал и поехал один.

    Стояла невыносимая жара, но днем на улицу он не выходил, а сидел дома под кондиционером.

    18 июля с братом и племянником пошли кататься на кортах, вечером зашли в кафе, пришли домой довольные, радостные, но утром 19 у сына заболели ноги, у него бывало такое, что лежал на диване.

    К вечеру мне позвонил мой родной единственный ребенок, спросил как дела.

    Я была на работе.

    Сказал, что померил сахар, все в норме, но болят ноги, встать тяжело, и чтобы я приезжала быстрее…

    Не могу писать, обливаюсь слезами…

    На что я ответила, что после работы ему перезвоню.

    Но вечером мне позвонил брат и сказал: срочно выезжайте.

    У меня началась истерика, выехали с мужем сразу же с Ульяновска, я не верила, и сейчас не верю.

    19.08.17 мой сын ушел из нашей жизни, приехал фельдшер, и даже не смог сделать укол, померить сахар.

    От беспомощности с его стороны, сын начал паниковать и задыхаться.

    В больницу вести- носилок не оказалось, врач начал звонить в реанимацию, а мой сын уходил, через 30 минут она приехала, но было уже поздно, время было упущено, мой сын ушел, в сознании и памяти, резкая сердечная смерть, так и написали.

    Но как я- мать не почувствовала беды, не сказала как я люблю его, не оказалась рядом, не могу простить себя за это, все было бы иначе, вся жизнь крутилась вокруг него, а сейчас все оборвалось, и смысл потеряло.

    Остались мы с мамой наедине, не можем говорить о любимом сыне, любимом внуке, как больно, невыносимо сердце рвет на куски.

    Для нас он жив, и просто вышел…

  • Светлана пишет:

    Елена комментирует:

    Доброго времени суток, нет сил больше держать в себе эту невыносимую боль, не могу осознать, мозг отказывается верить, что это произошло, самое страшное горе перешагнуло порог нашей веселой и дружной семьи: за что, и почему так рано?!

    Здравствуйте Елена!

    Меня зовут Света, мне 42 гада.

    У меня 3 апреля 2017 умер 19 летний сын, от эпилепсии.

    Он был для меня всем, после рождения нашей первой мертвой дочки.

    За месяц до 19 лет, у моего сына случился первый припадок.

    Мы с мужем не поверили: как нормальный здоровый юноша может внезапно заболеть?

    Потом были еще два приступа, поехали утром к врачу, он выписал таблетки, я ушла на работу, а муж отправился в аптеку.

    Сын упал дома и умер.

    Жизнь стала пустой, поэтому думаем о ребенке.

    Может быть еще не всё потеряно и появится смысл жизни?

  • Надежда пишет:

    У меня три сына, умные, порядочные ребята, нам с мужем завидовали – каких мы вырастили сыновей.

    Я такая счастливая мама была, да, была… до 7 октября 2017 года.

    Мой средний сын Анатолий погиб в аварии, он водитель, уснул за рулем.

    Сыну было 40 лет.

    Остались внуки, хорошая, красивая и умная жена…

  • Лариса пишет:

    Здравствуйте.

    Никак такое не пережить.

    Мой сын погиб 7 сентября 2017 года.

    17 лет. Как же так?

    Возвращался домой с учебы. “Электро дугой” шел, и просто упал.

    Друзья позвонили, сказали, что, кажется, не дышит.

    Схожу с ума до сих пор.

    Скорая ехала час.

    Думаю, что он погиб у нас с папой на руках.

    Пытались держать его.

    Дышала за него, папа массаж сердечка делал, но увы.

    Тоже остались 2 братика и сестренка.

    Молюсь за него.

    Рыдаю день и ночь, говорят, что нельзя…

  • Галина пишет:

    Сколько же нас таких матерей в ожидании смерти и встречи со своими сыновьями?

    А время не лечит, наоборот, становится больнее…

  • Галина пишет:

    Рыдала, пока читала.

    Как же мне жаль мамочек, потерявших своих деточек.

    Мой сынок любимый погиб на работе в 23 года, вот уже скоро семь лет будет, как его нет со мной, а я до сих пор не верю и не могу с этим смириться.

    Родные отвернулись, да и знакомые шарахались от меня, как от прокажённой.

    Вот живу с этой невыносимой болью, ничего не радует, а что делать, думала, что долго не протяну, а вот уже семь лет будет 28 декабря.

    Всем мамочкам сочувствую и соболезную, мира Вам в душе!

  • Надежда пишет:

    Елена комментирует:

    Но как я- мать не почувствовала беды, не сказала как я люблю его, не оказалась рядом, не могу простить себя за это, все было бы иначе, вся жизнь крутилась вокруг него, а сейчас все оборвалось…

    Вот и я, мама, даже не почувствовала, что мой сын погиб, даже сердце ничего не предсказало! Как так?

    Почему говорят, что материнское сердце чувствует беду, а что же мое молчало?

    А теперь вот рвется на части и как же я жалею, что наверное мало говорила ему, что люблю его, он ведь сын мой!

    Прости меня сынок, прости…

  • Елена пишет:

    Мой сын умер 4 февраля 2016 года. Ему было 29 лет.

    В 7 месяцев вместе с прививкой занесли гепатит “В”.

    Сколько мы с ним перенесли – это не передать словами.

    Лежали в 6 больницах.

    В 5 лет у нас нормализовались ферменты, и нас сняли с учета.

    Все это время мы с ним соблюдали диеты. Все было нормально.

    В 18 лет он женился, родился ребенок.

    Но в какой то момент я его упустила.

    Появились проблемы с работой, он стал пить и, естественно, печень не выдержала.

    Последние три дня он ходил сам не свой.

    Говорил, что болит живот и мучает понос.

    Он никогда не жаловался на боли, и тут мне не сказал, что у него рвота и жидкий стул с кровью.

    Его увезли на скорой с низким давлением.

    Больше я его не видела.

    От большой потери крови, у него наступил шок.

    Ему сделали усыпляющий укол, и сын уже не проснулся.

    У меня трое детей, он самый старший.

    Добрый, отзывчивый, всегда нам помогал и был всегда рядом.

    Я до сих пор не верю, что его нет.

    Мое здоровье сильно пошатнулось.

    Хожу по врачам, но я думаю, что это от тоски по сыну.

    Как жить дальше, я не знаю.

  • Светлана пишет:

    22 марта 2017 г. не стало моего единственного ребенка, сыну было всего 27 лет.

    Еще утром 9 марта пили чай с конфетами, подаренными им на праздник, а вечером Женю увезла скорая в тяжелом состоянии, а еще через 2 недели его не стало, отказали почки, легкие, сердце.

    Даже в реанимации, пока он еще мог говорить, он все время рвался домой, он даже мысли не допускал, что умирает.

    Больше у меня никого нет, совсем никого, одна в чужом городе – переехали 8 лет назад, но всегда нас было только двое, остальные чужие.

    Остались 4 кота и собака, только они и держат, а так только одно желание – поскорее к Жене, я даже место себе рядом с ним приготовила.

    В Бога больше не верю, не хочу я верить в Бога, который забирает у матери единственного ребенка.

    Но за сына все-таки молюсь, как умею, может ему будет лучше от моей молитвы.

    Однажды во сне, а может и не во сне Женюшка попросил меня отпустить его, я стараюсь, только плохо получается, т.е. совсем не получается.

    А еще огромное, страшное чувство вины: я его не уберегла, только я.

    Он такой был замечательный, умный, красивый, он столько для меня делал, а я его не спасла.

    Мой ад уже наступил, наверное, я это заслужила.

    Только бы моему мальчику там было хорошо или хотя бы больше не больно.

    Я так тебя люблю.

  • Елена пишет:

    10 октября 2017 года погиб мой сын Шурик. 22 года.

    Когда-то, в 2001 году, я похоронила в течение месяца обоих своих родителей, это было кошмаром, но сейчас это совсем другое, нет слов, чтобы описать весь ужас, что со мной происходит: чувства вины, невыносимой тоски, страха, безнадёжности, пустоты, горя и отчаянья.

    Спасает только работа, там бывают моменты, что чувствую себя как раньше, но это быстро проходит, слезы каждый день, но их никто не видит.

    Сын мне говорил раньше, что я сильная, но я не такая, просто жизнь меня ставит в такие обстоятельства, что и деваться некуда, надо карабкаться дальше, что и пытаюсь сейчас делать.

    Я только хочу, чтобы ему сейчас было хорошо, больше ничего уже не жду.

    Мне 43 года, я больше не боюсь умереть, но у меня есть ещё сын 9 лет, так что будем жить дальше.

    Всем вам, мамочки, крепкого здоровья, утешенья, сил и терпения.

    А наши дети теперь навсегда с нами, и всегда молодые.

  • Ирина пишет:

    У моей свекрови два дня назад умер старший сын, я жена младшего.

    Я хочу ей помочь, но не знаю как.

    Подскажите, как пережить такое горе?

  • Администратор сайта пишет:

    Приветствую Вас, Ирина.

    Я искренне Вам сопереживаю.

    Вы находитесь на странице с требуемым материалом.

    Пожалуйста, ознакомьтесь с публикацией и оставленными комментариями.

  • Юлия пишет:

    Прошло 1,5 года как не стало моего сыночка.

    А боль все та же – время не лечит.

    Может и лечит, но просто столько не живут.

    у меня теперь нет праздников!

    Предновогодняя суета – люди все куда-то бегут, что-то покупают, несут елки, подарки, а у меня все, как в тумане.

    Я смотрю на них, как на дикарей и хожу, как отрешенная.

    В каждом молодом парне вижу сыночка, хочу окликнуть его, и тут приходит реальность – страшная, подлая, несправедливая реальность! Я часто плачу.

    Друзья все отошли – никому неинтересно общаться со мной теперь – всегда грустной, не смеющейся никогда.

    Люди, представляете, я разучилась смеяться!

    Меня ничего не радует в этой жизни – я одна, все время одна со своим горем.

    День прошел – и ладно. И так всегда…

  • Людмила пишет:

    Четвёртый новый год без сынули.

    Праздники для меня теперь не существуют.

    Димочке было бы 33 года, но его раздробил грузовой состав.

    Красивый, умный, любимый сынуля.

    За эти годы было всё: неверие, отрицание случившегося и мысли о самоубийстве: лишь бы быстрее увидеться с ним.

    Ходила постоянно в Церковь, на кладбище и на место гибели в надежде его увидеть (может где-то промелькнёт силуэт) – и мне было легче потому, что я его три года действительно искала, и этим заставляла себя жить.

    В прохожих, везде, и вдруг поняла, что я медленно схожу с ума.

    И вот в этот момент всё оборвалось.

    Сейчас я зависла в непонятном для меня состоянии: я между небом и землёй.

    Я совершенно пустая, мне ничего не хочется, вроде бы жизнь продолжается, но меня в ней НЕТ!

  • Мария пишет:

    Прошло 3 месяца как нет моего любимого сына.

    Его не стало 30.09.2017.

    Ему 2.06 исполнилось 27 лет.

    Остановка сердца.

    Это произошло в другом городе, и нам сообщили про весь ужас 31.09 по телефону.

    Боже! За что и почему?

    Он поехал поступать в Санкт-Петербург в – свой любимый город. Сами мы из Эстонии – г. Таллинн.

    Он мне всё говорил: “Мамочка, ну что со мной может тут случиться? Я в самом красивом городе мира. Всё будет хорошо!”.

    И это правда – боль не проходит, и время, и Церковь, и молитвы не помогают утихнуть этому горю.

    Я не одна – есть ещё дочь, и ей 10 лет только исполнилось.

    Я понимаю, что надо жить ради дочери, и найти силы чтобы сделать её жизнь счастливой.

    Но пока это не очень получается – она часто видит как я плачу.

    Я общаюсь с друзьями сына, и это немного даёт мне сил – что помнят его умным, добрым, веселым.

    Он писал стихи и очерки, и был очень талантливым и заботливым сыном и братом.

    Всем, кто потерял своих детей – только жить!

    И ради памяти наших детей надо жить уверенно, и найти силы не замкнуться в своём горе.

  • Оксана пишет:

    Добрый вечер, милые девочки.

    15 января будет 4 года как убили моего сына Антошу, ему было 25 лет.

    Ненавижу этот день, это число.

    В отрывном календаре, сразу в начале года, отрываю листок с этим числом.

    Легче не становится.

    Это как груз на сердце привязали и сказали: тащи! И тащишь. И молчишь.

    Никому не интересна твоя боль, твои слезы, твои терзания.

    Это может понять только тот, кто это пережил.

    В Церковь не хожу, аутотренинг уже не помогает.

    Стала злой, сварливой теткой.

    И вы знаете, перестала чего-то бояться.

    Говорю то, что думаю, режу “правду-матку”, иду напролом, поэтому перестала общаться с родственникам, которые вместо поддержки после похорон, приехали ко мне занять денег на свои срочные дела.

    Вот тогда я поняла, что ни перед кем не буду выворачивать свою душу, показывать свои слезы и переживания.

    Теперь меня не волнует ничего: ни кризисы, ни плохая погода, ни сплетни на работе, ничего.

    Ведь раньше жила и боялась: вот с работы сократят, вот начальник накричит, вот люди что-то не то подумают.

    А боятся надо вот такого конца. Раз и все!

    Открывай ворота – смерть близкого, любимого человечка пришла, и стала хозяйкой в твоем доме.

    Она везде: в твоей голове, в твоей постели.

    За стол с тобой садится каждый день.

    И ты каждый день ей фигу показываешь – со злостью, с ненавистью.

    И живешь, и ходишь не с опущенной головой и заплаканными глазами, а прямо глядя в глаза людям, которые только и ждут, что ты раскиснешь, сделаешься жалкой, несчастной.

    Нет, девчонки!

    Надо жить и помнить о наших мальчишках!

    Ведь у них есть только мы, а у нас – только они.

    Держитесь.

  • Ольга пишет:

    3 января 2018 г. мой сын Юра (18 лет) вышел из дома в 16.00.

    Пошел с друзьями в бильярдную.

    Расстались в 20.00, а в 00.15 его нашли на железнодорожной платформе.

    Он свел счеты с жизнью.

    Я не верю, что мой сынок такое может сделать.

    В сентябре он сам поступил в институт. Работал.

    Мы живем в Москве.

    Как так получилось, и что он там делал?

    Хожу в Церковь, мне это очень помогает.

    Молюсь утром и вечером.

    Всем нам сил и терпения.

    Бог не дает испытаний, которые человек не сможет пережить.

  • Ирина пишет:

    Милые друзья, по огромному горю, я писала ранее про свою страшную утрату единственного сыночка.

    И часто возвращаюсь в этот раздел.

    Очень близки чувства, мысли большинства из вас, девоньки, а вот с Ольгой не могу согласится, что Бог не дает человеку испытаний больше, чем тот может выдержать.

    Про то есть масса примеров, когда несчастные матери уходили вслед за своими детками.

    Скажу про себя: я стала другим человеком, от доброй сердечной женщины не осталось и следа.

    Нет в душе ни жалости, ни сострадания, только пепелище.

    Мир одет в чёрные и серые тона.

    Как и Оксана, я стала злой и неприятной.

    Меня, мою душу, сожгли, уничтожили безжалостной смертью моего единственного сыночка.

    Святитель Игнатий Брянчанинов писал, что смерть – это казнь.

    Только казнили не только сына, но и меня.

    Простите, если что не так написала.

    Очень тяжко…

  • Галина пишет:

    Я тоже похоронила сына.

    Какие-то мрази убили его на работе во время вахты.

    Расследования не было, откупились.

    Сейчас в цене только деньги.

    Привезли его в цинковом гробу.

    Месяц даже почему-то не плакала. Зато сейчас рыдаю по несколько раз в день.

    Жду сыночка домой, не верится, что его больше нет.

    С 7 лет лишилась родителей, воспитывалась в детском доме.

    В Церковь не хожу.

    Где он Бог, почему такой несправедливый?

    Миллиардами воруют, людей убивают, и эти мрази от жира бесятся и над народом издеваются, а Бог их не наказывает.

  • Нина пишет:

    Завтра девять месяцев, как похоронила любимого сыночка.

    Смерть вырвала у меня его из рук.

    Живу, если так можно сказать.

    Не верю, что нет его, что не увижу никогда, не услышу его ласковое “мамуля”.

    И жду, жду…

    Каждую секундочку думаю о нем. Вспоминаю.

    Он у нас, как солнышко, всегда с улыбкой.

    А теперь все померкло, темнота, пустота, которую не заполнить.

    Бесконечная боль, тоска.

    И чем дальше, тем больнее, страшнее, тупик какой-то.

    Кричу, вою каждый день. Справиться не могу.

    Как жить, зачем? Почему так?

    Рядом семья старшего сына.

    Они не оставляют меня, но это не спасает.

    Сыночку моему Санечке 01 июля исполнилось бы 27 лет.

    Не стало его 06 мая. Проклятый день.

  • Ирина пишет:

    Похоронила сына – 17 лет в 2004 году, через 8 месяцев мама умерла, ещё через 8 – свекровь.

    Мы с мужем и сейчас живём в горе, никогда легче не будет.

  • Елена пишет:

    Здравствуйте!

    Моя дочечка тоже умерла от пневмонии. В 28 лет, 15 ноября 2014 года.

    Неожиданно, кажется, нелепо.

    Живу, не знаю как.

    Держитесь, крепитесь, только время поможет и все расставит по своим местам.

    Спаси, Господи, родителей и помоги им, потерявшим самое дорогое – своих детей.

    Три года прошло, немного легче, но почему так иногда больно…

  • Любовь пишет:

    Здравствуйте!

    В декабре 2017 года проводила сына на очередные соревнования в другой город.

    Через три дня после игры, созвонились, поговорили быстро, я спешила и сказала ему: “Давай вечером все обсудим?”…

    Через 30 мин его не стало.

    14 лет, красавец, умница.

    Два месяца прошло, как в бреду.

    Легче не становится.

    Бесконечная боль, отчаяние.

    У меня есть младшая дочь, пытаюсь как-то собраться ради нее, но это плохо мне дается.

    Сквозь призму горя все кажется другим – друзья, отношения, сама жизнь.

  • Валентина Ведиборенко пишет:

    Милые, добрые люди.

    Искала помощи, и вышла на ваш сайт.

    11 февраля мой сыночек Илюшенька был в этом проклятом самолете АН-148.

    Ему было 33 года, он возвращался с вахты.

    Я с ним за 2 часа до вылета час разговаривала.

    Остались жена, двое деточек и боль моя.

    Она рвет сердце, душу.

    Хожу, как зомби, ну ничего не понимаю.

    Где силы взять дальше ради внуков жить?

    9 ней прошло, а еще не хоронили, ждем, вестей с Москвы нет.

    Батюшка сказал, что надо смиренно принимать смерть детей, как Богородица приняла смерть сына своего Иисуса Христа.

    Умом понимаю, а сердцем нет – ведь душа вместе с сыночком покинула меня.

    Смотрю на фото, и прошу об одном – чтоб забрал меня к себе.

  • Ирина пишет:

    Валечка, дорогая, так хочется сказать вам слова поддержки, хоть на частичку уменьшить вашу боль.

    Но это невозможно.

    Я потеряла единственного сыночка 2 года и 9 месяцев тому назад, и никто никаким словом не облегчил мою боль ни на йоту.

    Был сын в душе, а теперь боль.

    Милая, дорогая сестра, держитесь.

    Неведомо за что даётся такая лютая кара.

    И приходится существовать с этим.

  • Администратор сайта пишет:

    Мои бесконечно родные, но невидимые глазом братья и сестры.

    Только что я прочитал все комментарии, оставленные горем убитыми людьми.

    Скрыл глаза, чтобы никто не видел слезы мужчины, который не имеет никакого права Вам что-либо советовать.

    Моя душа скорбит рядом с Вами, пронося сквозь сердце печаль и утрату.

    Пожалуйста, примите мои искренние слова соболезнования и постарайтесь найти силы ради тех, кто остался рядом. Вы им нужны.

    Простите меня.

    С низким поклоном, Дмитрий Николаевич. А если быть предельно открытым – Димка из города Москвы.

  • Юлия пишет:

    Спасибо вам, Дмитрий, за теплые слова поддержки.

  • Ирина пишет:

    Дима, спасибо Вам за этот сайт.

    За Ваше сочувствие и сострадание.

    Это дорогого стоит.

    Большинство людей стараются абстрагироваться от ужаса, свалившегося на несчастных матерей.

    Даже близкие казалось бы люди, и те отдаляются, как бы боясь “заразиться”.

    И в Храме нет поддержки: ” Бог дал, Бог взял “. А как и чем жить?…

    Низкий Вам поклон, Дима, за участие.

  • Валентина Ведиборенко пишет:

    Спасибо, Дима, и мои дорогие подруги по несчастью.

    Многие едут, звонят, сочувствуют, а потом у всех своя жизнь, заботы и проблемы.

    Остаешься один, не считая самых близких.

    Днем на работе, а как придешь, на фото глянешь и воешь, как волчица.

    Сил нет. Вроде понимаешь, что надо держаться, а не могу.

  • Таня пишет:

    У меня 28.02.2017 г. умер сыночек, прямо на работе.

    Я здесь уже писала.

    Ребенок-Ангел, спортсмен с высшим образованием, красивый и душой, и телом.

    Бог его забрал, просто вырвал из жизни.

    Прошел год, стало ли легче? Нет.

    Боль, обида, чувство несправедливости и безразличие к прежде жизненным ценностям.

    Все как-то сразу померкло.

  • Галина пишет:

    23.02.2018 я потеряла самого дорогого человека – единственного сына.

    Ему было всего 33 года.

    Не могу поверить, что его больше нет, боль утраты, пустота.

    Кажется, он где-то рядом, но не подпускает к себе.

    Руки отнимаются, ничего не могу делать.

    Он в этот день шел к нам домой, но так и не дошел.

    После обеда мы еще разговаривали с ним, а в 14-30 его уже не стало.

    Мне в этот момент было так плохо, видно чувствовало сердце, что с ним что-то не так.

    Стали ему звонить на телефон, но он не отвечал.

    А утром мы узнали, что его больше нет.

    Он был добрым, отзывчивым, занимался спортом, но нелепая смерть оборвала его жизнь.

    Наверное, правду говорят, что Бог забирает к себе самых лучших, но почему так рано?

    Не знаю как дальше жить, пока нахожусь в тумане.

  • Оксана пишет:

    Этот вопрос “как жить дальше” задаем себе все мы – матери, похоронившие своих детей.

    Сначала не понимаешь, как можно ходить на работу, смотреть телевизор, спать, гулять и т.д, ведь его нет, к тебе он не придет, не позвонит.

    Остались только воспоминания: ты видишь его маленького, подростка, потом армия, и тут все кончено, в один миг.

    Это невыносимо!

    Это сидит у тебя в подкорке, с этим ты и продолжаешь свой путь.

    Вы знаете, раньше я всегда мечтала, о разном, а теперь, как отрезало.

    День прошел, ну и ладно.

    Люди суетятся чего-то: машины, кредиты, квартиры, телефоны новые.

    А ты знаешь, что ничего этого тебе не надо, смотришь на фотографию и просишь: ну скажи хоть слово, хоть раз услышать: мама, это я.

    Пусто, девочки на душе, пусто.

  • Лена Ерохина пишет:

    Дорогие мамочки, примите мои самые искренние соболезнования.

    Потерять ребёнка – выше человеческих сил!

    Мой сыночек Коленька ушёл на Пасху, 08.04.2018 г., 21 мая ему исполнилось бы пять лет.

    Пускай нашим деткам будет на облачках хорошо, и мы с ними обязательно встретимся и обнимемся крепко-крепко.

  • Елена пишет:

    Здесь было написано, что маленьких детей не так больно терять, но я с этим не согласна…

  • Людмила пишет:

    Мой сыночек погиб на работе 23 февраля 2018 года.

  • Елена пишет:

    31.01.2018 года мой сын Роман ушел из жизни.

    Сегодня уже шестой месяц как его нет.

    Очень хочу увидеть его.

    Плачу каждый день.

    Хочу умереть, чтобы встретиться с ним.

    Я не хочу жить.

    В голове все время сын.

    Я виновата, не спасла его.

    Как дальше жить не знаю, и не хочу.

    С каждым днем приближается дата – полгода.

    Мне страшно, больно осознавать, что уже столько времени моего ребенка нет и что он никогда не придет и не позвонит.

    В интернете видела информацию, что, якобы, это я жалею себя, когда плачу, страдаю по сыночку.

  • Наташа пишет:

    Хорошие мои женщины, прочла все ваши письма – читала и тихо плакала.

    Вы меня спасли: вот уже 2 недели у меня одна мысль – не хочу жить.

    Мой сын, слава Богу, живой, но находится в сизо.

    Он не насильник и не убийца, попал туда по своей глупости, за что и будет отвечать.

    Для нас с мужем эта новость оказалась концом света, но, слава Богу, что оказались рядом друзья и родственники – никто не отвернулся.

    Нужно просить Бога о помощи и молиться, он обязательно услышит и поможет.

    Спасибо вам большое.

  • Котина мама пишет:

    Мой сын, ему 24 года… Он умер, и я не знаю что мне дальше без него делать! Жизнь моя оборвалась. Я не хочу жить…

  • Ирина пишет:

    Дорогая Котина мама.

    Мне безумно жаль вас, себя и всех осиротевших мамочек, написавших на этот сайт.

    Моего единственного сыночка Сашеньки нет уже три года и два месяца.

    Три года слёз, отчаяния, протеста.

    Здесь Наташа пишет, что надо просить у Бога помощи, молиться, и Бог поможет. Мне не помог.

    Хорошая, бедная Котина мама, знаю как вам тяжко и безнадёжно.

    Хотелось бы чем-то помочь, облегчить эту вселенскую боль. Но могу только поплакать рядом…

  • Ирина пишет:

    Скажи мне, Бог, зачем ты это сделал?
    Ведь я молилась и тебя просила: Его хранить, как самого, себя.
    Ты отомстил за то, что я любила сына больше, чем люблю тебя?!
    Чего добился ты жестокостью своей?
    Лишь доказал: не любишь ты людей… 
    Душа кричит, все струны рвутся в ней: За что? Зачем? 
    Ведь он был мне нужней. 
    Тебе я задаю вопрос. 
    Я – Мать! И у меня есть право это знать!
    М о л ч и ш ь?!
    А значит нет ответа…
    Или не хочешь отвечать на это?!

  • Любовь пишет:

    Здравствуйте, мамы!

    Я, как и вы, потеряла своего младшего сына. Ему было 27 лет, и погиб он в авиакатастрофе, которая произошла 6 марта 2018 года в Сирии, в городе Хмеймим. Он гвардии старший лейтенант.

    Прошел не одну горячую точку, но к сожалению по ошибке пилота, 39 семей осиротели.

    Я хочу ВАС всех поддержать в этом огромном горе, я, как и вы все, постоянно плачу.

    Было очень много планов и перспектив, но увы, есть такое страшное слово СУДЬБА.

    Я стараюсь выживать только разумом, внутренняя пустота и безразличие, думаю, что мы все это испытываем.

    Но есть одно НО, которое дает мне шанс на выживание. Мой сын был бы против, чтобы я так страдала, Он приходил ко мне на третий день после гибели, и показал как они погибли, меня этот вопрос очень мучал.

    Он очень редко приходит, но показывает, что у него всё в порядке. И я не имею права его подводить.

    Мы должны отпускать наших мальчишек на небеса, иначе мы им просто мешаем своими слезами и мыслями, обрести покой.

    Мы поступаем как эгоисты, которым тяжело и плохо, забывая, что нашим мальчикам это приносит только боль, и они оберегая нас, не могут уйти до конца на небеса.

    У нас ведь очень сильная с мальчишками связь.

    Я очень сильно всегда чувствовала это, и сын всегда удивлялся, что я ему звонила именно в сложные моменты.

    Я для себя решила, что я ОЧЕНЬ сильно люблю своего сына, и поэтому не имею права его разочаровывать.

    Я как-то на могиле задала ему вопрос, видит ли он меня и слышит, и в какой-то момент увидела у себя на пальце тоненькую паутинку, которая уходила в небо.

    Я очень сильно обрадовалась, поблагодарила своего детеныша, и пообещала, что буду очень стараться его не беспокоить.

    Так вот и выживаю потихоньку. И ВАС всех прошу, отпускайте понемногу своих сыновей.

    Исправить ситуацию мы не в силах, а создать им покой – сможем.

    Мы же их любим и ради наших сыновей, мы должны это делать.

    Если судьба так решила, значит мы ещё должны на этом свете что-то доделать.

    А наши мальчики всегда с нами рядом, и оберегают нас неразумных. Держитесь, девочки, только мы сами можем себе помочь.

  • Ирина пишет:

    Люба, спасибо Вам. Ваше обращение помогло задуматься…

  • Наталья пишет:

    Бедные, несчастные мамочки.

    Сколько бы не было ребёнку лет, он для родителей, особенно для мам, останется ребёнком.

    Такое горе разрушает, а не очищает душу человека.

    Пусто на душе, и жизнь кажется пустой. Я тоже одна из вас.

    День 6 марта 2018 года обрушил мою жизнь, разделил ее на до и после. Живу, как во сне.

    Жить нельзя, умереть тоже, запятую ставить негде…

  • Ольга, 48 лет пишет:

    Пробуждение начинается словами: я и сейчас. Последние восемь месяцев просыпаться стало неимоверно больно, холодное сознание, что я ещё здесь, приходит не сразу… Я так всегда раньше любила просыпаться, вскакивала по утрам с кровати с улыбкой, такой счастливой, чего мои мальчишки никогда не понимали… Наверное, они считали, что радоваться новому дню могут лишь люди, не понимающие одну простую вещь – сейчас – это не просто мгновение, это напоминание, что вчерашний счастливый день отдалился на день, прошлый счастливый год на год и рано или поздно придет Она…., мол, куда торопиться… Я улыбалась и целовала их в щеки…))
    Теперь, чтобы встать с утра, нужно время, нужно вспомнить, кем я была раньше, как я выглядела, как должна вести себя… Одевшись, и наведя окончательный “лоск” на одеревеневший и вполне сносный вид, я вспоминаю, какая мне предстоит роль. Я вижу в зеркале вовсе не отражение, скорее немую просьбу: ТОЛЬКО ДОТЯНИ ДО ВЕЧЕРА.
    Может это чересчур, но с другой стороны – моё сердце разбито также как у всех здесь матерей, я будто иду на дно, тону, нечем дышать… В моей жизни был хоть какой-то смысл, когда ты чувствовал, что действительно есть кто-то рядом, всепонимающая тебя душа, кого ты бесконечно любишь. Моему единственному сыну было 20 лет. 22 декабря 2017 года его не стало. Егор трагически погиб……
    Говорят, чем ты старше, тем у тебя больше опыта. Полное фуфло! Сейчас я понимаю, что с годами стала намного глупее. Ведь опыт – это не то, что происходит с человеком, а то, что делает человек с тем, что происходит.
    … Впервые в жизни я не знаю, что меня ждёт, каждый день как в тумане. Уже ничего не изменится…

  • Gulmira пишет:

    08.06.2018 в 15.40 машина сбила мою дочку. Ей было 16 лет. За 10 минут до этого я говорила с ней по телефону. Она приезжала ко мне на работу к врачу. Я работаю в клинике. Пришла, была такая грустная. Еще и дождик пошел, намочил нас, пока я ее провожала.

    Стояла, смотрела ей вслед, как будто чувствовала, что не увижу больше. И не увидела.

    А потом начался кошмар этого дня. Не могла дозвонится. Думала, почему не доехала до дома. Ее сбила машина около дома. На остановке.

    Пока я ехала, пока ее везла скорая, она скончалась по дороге. Я приехала в морг. Не верила до последнего.
    А потом я увидела, что лежит она вся в крови – вся с головы, до ног. Моя девочка. И там я умерла вместе с ней. Вот и живу непонятно как. Вроде дышу, и вроде не дышу. Не знаю. Чувствую себя за стеклом. Как инопланетянин.

  • Ирина пишет:

    Это чувство «жизни за стеклом» у меня четвёртый год. Там живут, радуются, суетятся люди со своими заботами, смешными проблемами… Там все знакомые, друзья, и даже Церковь осталась там… А тут я одна, и тоска, и слёзы, и обида, и безнадёжность… Сил нет…

  • Валентина пишет:

    05.08.2018 года трагически ушел из жизни мой любимый, мой единственный родной сыночек. Ему было всего 21 год. Чувство вины, что я живу, а его нет, не покидает ни на минуту.

    Каждый день хожу на кладбище. День просто истерика, другой день нет даже слез, просто пустота. От безысходности сходишь с ума.

    Как жить дальше? Где взять эти силы?

  • Елена пишет:

    В конце июня убили моего 22 – летнего сына, вечером он поехал на машине на дачу к друзьям, не доехал – был зверски расстрелян в упор неизвестными, а авто было выставлено на продажу.

    Мой муж и брат сами нашли тело нашего мальчика (по треку с маячка из авто, который был на моём телефоне). Следствие продолжается, результатов пока нет.

    Мы с мужем остались одни, сын поздний, единственный.

    Сын был очень светлым, добрым, умным, блестяще окончил колледж, отслужил в армии (военным водителем), 11 месяцев отработал в магазине автозапчастей кассиром-консультантом – почти всё успел за свою коротенькую жизнь, встречался с девушкой, столько планов было.

    Нам 52 и 61. Всё. Точка. Смысл жизни пропал. Ждём встречи с сыном. Хожу в Храм, пытаюсь молиться, исповедуюсь, причащаюсь, но как-то машинально всё, не как раньше (когда ждала сына из армии).

  • Татьяна пишет:

    Мой сын в 38 лет ушел из жизни 10 июля 2018 года. Сердечная недостаточность, не спасли 2 бригады реанимации. Ничего не предвещало беды. Со станции скорой помощи мне ответили, что в России ежегодно таких случаев порядка 200 тысяч. Год назад была в Иерусалиме, просила здоровья у Бога для него…
    Сейчас живу в другом измерении – помню о нем каждую минуту.

Оставить комментарий

*

^Наверх^