Попросила мужа намазать спину, говорит времени нет

Воробей щипаный, ох, если бы я раньше знала. Попросила тут мужа намазать мне спину, так он говорит, что времени нету. Фигушки ему теперь, заместо близости.

Говорят, что не нужно о людях судить по мелочам. Надо зрить в корень. Одиннадцать лет супружеской жизни, двое детей, тяжёлые роды, бессонные ночи и гормональный срыв.

Обабилась я и растолстела, но на шею мужу не плюхнулась. Трудилась на производстве намотчицей. Там спину и надорвала. Остеохондроз, грыжа, протрузии.

Муженёк выглядит, как огурчик, благо никогда тяжелее ручки и листа бумаги не поднимал. Инженеришко с окладной заработной платой, вконец переставший видеть во мне женщину.

Супружеский долг я выполняю. В этом как раз нет никаких проблем. Он у меня ловелас. Молодой был не такой ретивый.
А я возьми и проверь его на вшивость.
И тут меня не на шутку понесло. Видать, в душе много чего накипело.

— Захар, намажь мне спину Диклофенаком. Да отойди ты от компьютера. Никуда он от тебя не денется. Ой, ой, как больно. Вон лежит флакон, пару мазков и сиди, отдыхай — попросила я мужа, чуть не плача от боли.

— Зинка, ложись спать, спину и пригреешь. Дай досмотреть футбол. Чего не видишь, я тоже болею. За Спартак. Нет у меня сейчас свободного времени. Намазюкай сама себе спину как-нибудь. Представь, что я уёхал, пропал, испарился — выкрикнул муж, остервенело выругавшись, когда ещё один гол был забит в ворота Спартака.

Я, вскочив с кровати, как молодуха и забыв про защемлённые корешки, подбежала к мужу с флаконом Диклофенака в дрожащей руке.

— Сейчас ты выключишь этот чёртов телевизор, выдавишь геля, размером с полпальца и лёгкими движениями лап намашешь мне спину. Это что за дела. Я тебя один раз попросила, а ты мне успел три раза отказать. Кто тебе варит супы, кто тебе детей нарожал. Из-за кого я превратилась в тучную, потную и целлюлитную коровину — разозлилась я не на шутку.

Муж, испуганный и весь сжатый в комок, видя моё настроение, сразу понял, что лучше будет подчиниться.

Попросил у меня прощения, намазал спину, выдавив полфлакона и клятвенно пообещав, что такого больше не повторится.

Вот тебе и вся толерантность. Пока не гаркнешь, ничего с места не сдвинется. А то у него на меня нет времени, понимаешь.

Реальную историю женщины отредактировал я- Эдвин Востряковский.

Читайте похожие темы

Вы забыли добавить комментарий

Ваш Email опубликован не будет. Заполните все поля. *